pnckm
мы умрем никогда
Название: Погоня
Автор: Аоич
Бета: бетит
Фэндом: KocchiMite!
Пейринг: Ногами Рёу/Фукурай Рёу
Рейтинг: PG
Жанр: седзе-ай
Дисклеймер: пирожное принадлежит Васе
Предупреждения: шапка для приличия, я не стала заполнять, как надо.





- Чтооо? Повтори?
- Да что повторять! Уезжает он. Навсегда ...
Нами и Рёу никогда еще не видели прелестницу Юко такой подавленной и поникшей. Это было нечто немыслимое, абсолютно невозможное! Видно было, как она пыталась сдержать себя, чтобы не зарыдать на всю аудиторию, так она не хотела, чтобы любимый брат покидал ее ради какой-то чертовой элитной академии в Кэмбридже.
- ... Предложили ему там ... учиться. Три месяца будет проходить нулевой курс, а потом ... потом его зачислят, - чуть ли не взахлеб продолжала Юко, в слезах кинувшись к Нами, - как же, как же я без него?
Нами пыталась ее успокоить, поглаживая по голове и поправляя ее растрепавшиеся пряди.
- Ну милая, ну перестань ты рыдать! Не может же быть, чтобы он не приехал хоть раз навестить тебя за все время учебы! Юко! - крепко вцепившись в плечи любимицы, Нами серьезно взглянула ей в глаза, чтобы поменять ее унылый настрой.
- Хватит! Больше никаких слез, я поговорю с ним, обещаю! - заботливо вытерев слезы на щеках, прижала Юко к себе, пытаясь поддержать и утихомирить эти кровные порывы, и тут же пробурчала:
- О чем только этот идиот думает!

Все это время Рёу стояла у окна, скрестив руки и наблюдая, как небо наливается розовым светом. Она физически не смогла бы лицезреть девичьи слезы, тем более слезы лучшей подруги. Ей было не безразлично, что происходит с Юко, поэтому злость и ненависть к Фукураю била все рекорды. Как же этот кретин может так поступать? Нахмурившись, Ногами угрюмо хмыкнула и, прокладывая себе дорогу к двери, злобно сшибая стулья и опрокидывая столы, точно решила, что сама отыщет этого идиота и собственноручно выпотрошит из него всю дурь.
- Ну погоди, Фукурай! - эта фраза прозвучала на весь кабинет, и в ближних в частности, как дикий рык волчицы, и была единственная, которую услышали Нами и Юко, все так же стоявшие в обнимочку и недоуменно хлопая глазками на то, что осталось от разъяренной Рёу.

Выбежав из здания академии, Рёу поняла, что она забыла взять с собой свои вещи и сумку, в которой были деньги на проезд, но возвращаться уже не было никакого желания, слишком много времени займет. Разборок она хочет как можно скорее, даже прямо сейчас!
Почти не задумываясь, девушка направилась к прокату велосипедов на территории академии. Транспрот был бесплатный, как собственность заведения, но с возвратом, понятное дело. Ногами, крепко взявшись за руль, прокатила велосипед к воротам и находу запрыгнула на седло, энергично крутя педали. Никаких вещей, никаких лишних мыслей, голая злость и справедливость! Цель, ты обязательно будешь повержена!

Неизвестно, для чего она все это затеяла, ни малейшего понятия о том, что ею движет помимо желания задавить хоть на пять минут этого горделивого дурака, а главным вопросом остается то, что она ему скажет, когда отыщет. Просто ...
Просто Рёу зачастую поддавалась эмоциям, не отдавая себе отчета, что она может сделать в тот или иной момент, будь она так сильно разозлена. Накипающая внутри волна подпитывала ее все больше и больше, заставляя ускоряться. Она даже толком не знала, где его искать, просто пока внутри горит огонь, пока солнце не село, надо успеть что-то сделать, надо успеть.

Хотя, казалось бы, как она найдет Фукурая в таком огромном городе? Он ведь может находиться где угодно! Но и эта мысль пока не сбила преследовательницу с толку.
- Надо будет - обыщу весь город! Ну-ка!
Ее упорству можно только позавидовать. Но как-то с трудом верится, что Рёу ей нужен только для того, чтобы выяснить всю глупость его внезапного решения уехать. "Н-навсегда ..."
Теперь, вспомнив слова Юко об этом маленьком нюансе, у нее у самой будто ком в горле встал. Все ее всхлипы и рыдания подруги, нет, она не может это понять, тем более смириться. Чертов Фукурай, что же ты творишь!
В его этом поступке она находила столько глупости, дурного эгоизма и неисчерпаемую несправедливость. Находясь там, в классе, слушая все эти возгласы и вопли милой Юко, Рёу и сама поникла всей душой. То ли на нее так повлияла реакция подруги, то ли ...
В любом случае, так оставлять не годится! Рёу дернула головой, отбрасывая лишнюю муть ее собственных чувств с трезво намеченной цели, поднажав и ускорив процесс поисков.

Неугомонная Ногами прочесала почти весь центр: парки, пруды, маркеты и сторы, главные улицы - все места, в которых мог быть братец Юко. Теперь еще припомнилось, что последние дни в академии Фукурай не появлялся на занятия. А Рёу еще было удивилась, только что поняв этот факт, почему ей было так легко и спокойно эти несколько дней. Но на парня это не было похоже, ведь он обычно посещает все занятия, не считая дней, пропущенных по болезни, и приближение летних каникул не служило поводом прогуливать последние учебные дни. Раздумывая над этим странным обстоятельством, Рёу плавно въезжала на перекрестки более мелких улиц, петляя между торговыми лавками, различными магазинами и кафешками. Это выходит, что Юко была права ... Он действительно собирается покинуть всех их, даже не соизволив попрощаться?! По такому отсутствию нетрудно догадаться, что намерения серьезны и подготовка к уезду капитальна. Черт, да почему?

"Почему?" - стучало в голове все чаще и чаще, и с каждым разом она дополняла его, строя полноценный и логический вопрос, и с каждым разом ей было все труднее продолжать его. Казалось, что только в этих шести буквах содержатся все вопросы, интересующие Рёу, поэтому какой смысл договаривать остальные части?
Пылающая в груди злость уже понемногу сменялась на каменную обиду, которая тянула склониться к земле, упасть и в недоумении смотреть на обессилевшие руки и ноги. Но небо не стало еще ни янтарным, ни лиловым, а только слегка розоватым, значит время у нее еще было. Как бы то ни было, таская этот камень за собой, Рёу поднажала и въехала на огромный мост над рекой. До этого она уже заезжала домой к Фукураям, но дверь никто не открыл, даже после сердитых пинков ногами.
По правде говоря, у Рёу уже не осталось никаких надежд, хотя время и энергия были все еще на ее стороне. Маскируя это несвойственное ей поведение, девушка уже ехала стоя, редко когда крутя педали - скорость была достаточная. Теперь, когда она выехала с моста, руль повернул влево по направлению к набережной, на склоне которой росла свежая весенняя трава. В принципе, пейзаж всем знакомый, в каждом японском городке можно найти такое местечко. Тут нередко блуждают влюбленные парочки, дети и прохожие, выгуливающие своих зверей.
Прохладный ветер с реки приятно охлаждал разогревшееся и усталое тело Ногами, длинные волосы блаженно вздымались от малейшего порыва и тут же рассыпались по спине, тоже самое, в принципе, можно сказать и про одежду, которая насмешливо вздувалась, а воротник сорочки совсем обнаглел, встав и изредка касаясь щеки Рёу. Про юбку я промолчу, девица еще та, шальная! Руки все так же крепко держались за руль, а ноги неустанно крутили и крутили, велосипед сам весь колебался от энергичного движения. В общем, картина замечательная. К слову, у реки в это время уже никого не было, почему-то. И последняя капля надежды сорвалась в бездну, на смену которой пришла тоска. Тоска по прошедшим годам совместной дружбы со всеми. Может, она никогда и не говорила этого вслух, но на самом же деле она ко всем привязана, в том числе и к ... Фукураю, как бы странно это не звучало.

Ей не верилось, что все закончится вот так. Больше никаких споров, ссор и ругани. Никакой борьбы и противостояния двух противоположностей. Больше ничего этого не будет. С одной стороны, она бы радоваться должна такому стечению обстоятельств, но с другой... черт, с другой стороны ... как-то все это не по душе Рёу. Кажется, она сейчас задохнется. Кажется, ей ребра давят и вот-вот сомкнутся зубами, пожирая друг друга.
Сердце это защемило, дура. Для разнообразия стоило бы хоть иногда посещать уроки анатомии.
"Что же это получается, не понимаю? Это ... из-за Фукурая? Я умираю? Бабочки, бабочки!" - вертелось сейчас в ее голове. Потеряв бдительность и контроль из-за мелькнувшей абсурдной мысли, Ногами неакуратно въехала в тротуар, неосторожно ступила на педаль иии ...
В общем, за балетный номер покатит, ох. Хлабыснулась она хорошенько, растянувшись на дороге. Благо, что этого никто не видел, но ...
Взглянуть на Рёу было невозможно, настолько на была неузнаваема, что многим бы защипало в глазах. Признаки жизни подавало только крутящееся заднее колесо велосипеда. Все остальное было каким-то бледным и равнодушным, мертвым. Рёу сидела на асфальте разбитая. Разбитая душевно. Настолько сильно повредилась ее душа, что кровь заполнила всю ее изнутри и даже выступила наружу на разбитых коленях, стесанной коже ладоней и щеки со скулой. Ныли свежие раны, ныло сердце, уныло гудело железо велосипеда ... Раны могут вытерпеть все: и зеленку, и йод, и даже самую отвратительную мазь на свете, однако лишь девичьи слезы щиплют нестерпимо.

Рёу плакала от безысходности, от своей бездарности и глупости. А еще из-за Фукурая.
Собственно, вот она и упала, склонив голову, усеивая ноги и руки слезами и удивляясь их непригодности. Уже и солнце грустно опускается за горизонт, осознавая, что не успело помочь милой девушке, а Рёу ... Рёу успокоится, наверное.
Янтарное небо медленно превращалось в лилово-багряное, река засыпала, а где-то вдали, в центре города уже зажигались вечерние огни.
- Замечательные вышли царапины, - не без иронии произнесла вслух Ногами, разглядывая разбитые колени и вытирая слезы, которые не прекращали литься ручьем.
- И с каких это пор ты стала ныть из-за парочки замечательных царапин ..., - прозвучал в голове знакомый голос, и она тут же узнала ег... нет, стойте, это же!
- ... Рёу?
Подняв голову, Рёу увидела склонившегося над ней Фукурая.
Теперь не стало ни янтарного неба, сменяющегося на лилово-багровый оттенок, ни разбитой хрустальной души, ни стесанной кожи на щеке, ничего не стало, просто все вмиг исчезло для нее.
На смену им пришел другой Рёу, приковывая к себе все внимание. А тот тем временем с каким-то удивлением рассматривал заплаканное личико девушки и, скажем так, не въезжал. Говоря по правде, такой он ее еще не видел и больше никогда бы не хотел подобное лицезреть.

Он сам ее нашел. Сам привязал к себе и сам заставляет ... страдать?
Фукурай полагает, что это из-за несчастного случая и разбитых колен, но вряд ли из-за них возникла такая реакция у Рёу, вряд ли. Но почему-то она была рада, что он ее нашел. Именно он.

- Встать можешь? - Рёу выпрямился и подал руку, чтобы помочь подняться, но тут левая нога девушки подвернулась и чтобы она снова не оказалась на земле рефлекторно схватил ее за запястье и, чуть не уронив, притянул к себе, второй рукой придерживая спину, чтоб наверняка. Выглядело это очень красиво и изящно, будто движение в танце.
- Ушиб? - хмуро предположил Фукурай, пытаясь заглянуть ей в лицо.
Рёу молчала и не поднимала головы. Вот сейчас настоящая боль понемногу охватывала лодыжку, поэтому дурные желания взять и убежать, накричать или наругать уступали перед болью.
Она держала лодыжку в воздухе, чтобы та не прикасалась к земле и не вызывала нестерпимую боль. Наблюдая за ее движениями, Фукурай понял, что ходить сама она не сможет.
- Так, все понятно. - Минимум слов, максимум действий - составляющие настоящего мужика! Рёу без церемоний взял Ногами на руки, собираясь донести ее до ближайшего травмпункта. Другая Рёу в свою же очередь не выдержала такого нахальства и завопила ему на ухо, чтобы тот немедленно ее отпустил или так: "ХАНАСЭ!ХАНАСЭ!ХАНАСЭЭЭ!". В ответ Фукурай только еще больше сердился и так эта парочка на высоких тонах оспаривала высокоинтелектуальные утверждения на тему "Полож на место, или я тебе голову оторву!"
Не слушаясь ее ни капельки, Фукурай пытался заставить ее обнять себя за шею, иначе в таком положение ему не будет удобно ее нести.
- Черта с два! Вот и мучайся теперь! - с удовольствием ответила ему Рёу.
- Будешь много вякать - брошу в речку, - сдерживаясь, пригрозил братец Юко, - так что живо делай, что я тебе говорю!
Ногами в хоть в упор, хоть в топор - никак, короче. Тогда Фукурай прибегнул к более отрезвляющему методу, легко подбросив Рёу, отчего она тут же вцепилась ему в шею и, проклиная его, больше не отпускала, зная, на какие выходки способен этот товарищ.
- Идиот, кретин, балбес, дурак, наглец, хамло, бесхребетный, хмырь, гад, бесишь, ненавижууууу! - не уставала одаривать Фукурая все новыми и новыми, неизвестными никому доселе, комплиментами, на что адресат каждый раз отвечал:
- О, Рёу, смотри, речка! - и тут же подходил к набережной. Воплей хватило бы на второе объявление Германии России о внеплановой войне из Берлина в Москву, вслух.
Только вот, кажется, внезапная война начнется между этими двумя, когда у пострадавшей поправится нога. Хотя, хах, о чем это я, у них эта война и не заканчивалась. В любом случае, Рёу ему очень благодарна за помощь.

О том, уехал ли Фукурай ... не уехал. У Рёу оказался ушиб, как и прогнозировал спаситель. Ногами в свою очередь свалила всю ответственность за сломанную, как она выражается, ногу на него, обязывая его днями и ночами караулить у ее постели, если вдруг чего(со слов ненавистницы). Поэтому если он покинет страну, то это будет считаться ничем иным, как предательством и кара за это преступление будет страшна. Особенно если Рёу встанет с постели.
 

@настроение: скучаю по Васеньке(

@темы: fiction